Демо


Посмотрите видео о возможностях Медиалогии для мониторинга СМИ.


Вебинары


Для PR-специалистов - удалённое обучение технологиям анализа СМИ.


Сертификация


Пройдите тестирование и получите персональный сертификат.


Инфоповод 2015


Расскажите о вашем PR-кейсе на мероприятии «ИНФОПОВОД ГОДА».


+7 (495) 780-90-40



 О компании   Решения   База СМИ   Рейтинги   Контакты   Eng | Рус 
Получить тестовый доступ Вход для клиентов




Новости и публикации


 О Медиалогии 

 Технологии 

 Клиенты 

 Пресс-центр 

 Рейтинги 

 Вакансии 

 Практика для студентов 


Эстафетная парочка


Раньше Владимир Путин много ездил по стране. Особенно перед выборами. Теперь за него путешествуют Сергей Иванов и Дмитрий Медведев — часто похожими маршрутами, хотя каждый в соответствии с отведенной ему сферой полномочий. В поездках Иванов тестирует разные агрегаты: они хлопают, чпокают, шипят, взрываются. Вокруг Медведева — мычание, хрюканье и кудахтанье. Как будто предвыборную кампанию самого Путина взяли и разделили пополам — на одну часть «для мальчиков» и другую «для девочек». И в ходе этой публичной агитации, замаскированной под рутинную работу, но так, чтобы было понятно, что это все-таки агитация, преемники должны в чем-то убедить Путина. В чем — известно одному Путину.


Первый вице-премьер Дмитрий Медведев отпил молока — очень вкусное молоко, в самом деле вкусное — и перешел к йогурту, заедая маковым пирожком. Пирожок тоже был вкусный, их в селе Саморядово Курской области делают не на продажу, а для себя. Пока первый вице-премьер жевал, завцехом по переработке молока Надежда Михайловна Лопарева рассказывала, кивая на жировой сепаратор, что у нее себестоимость производства выросла в разы, а отпускная цена поднялась чуть ли не на копейки.


— И как снижать себестоимость? — первый вице-премьер взял в руки пакет сметаны.


— Может, [электрический] счетчик в обратную сторону покрутить? — предложила Лопарева.


— Нет, это не наш метод, — Медведев дал понять, что оценил шутку, — самое ведь главное, что молоко ваше натуральное, это же преимущество, вот в Европе по две-три цены за чистый продукт дают, и у него всегда маркировка особая, а у нас все наоборот.


— Я поняла, — кивнула Лопарева, — значит, дополнительную информацию разместить.


— Конечно, упаковка должна быть привлекательная. Нишу вы занимаете определенную, ее бы еще расширить. Ладно, умничать долго можно. А ведь стоит ложка в сметане-то. Знаете что, мы тут у вас на пару деньков задержимся.


На следующий день в новосибирском Академгородке по случаю 50-летия Сибирского отделения РАН первый вице-премьер Сергей Иванов осматривал выставку научных достижений. Докладчики-академики менялись от стенда к стенду, слова с приставкой «нано-» звучали постоянно, шла ли речь о водородном двигателе, биочипах или катализаторах крекинга. От сувенирной пепельницы, поглощающей дым каким-то хитрым нанофильтром, Иванов отказался. Сказал, что не курит.


— Вы же курили, — удивился академик Валентин Пармон, — мы вот хотели подарить вам.


— Я как Марк Твен, — отрезал Иванов, — часто бросаю.


Через минуту первого вице-премьера уже просвечивали медицинским тепловизором, а директор Института физики полупроводников Александр Асеев объяснял, что примерно за это Жорес Алферов получил Нобелевскую премию.


— Когда он обработает ваше изображение, — академик старался задержать Иванова у своего стенда, — можно будет обнаружить, допустим, больной зуб. Не дай бог, конечно.


— Да, и еще много чего интересного, — Иванов, наоборот, ускорился. Накануне его уже просвечивали в только что построенном аэропорту Толмачево очередной технической новинкой, разработанной тут же в Академгородке и потому получившей название «Сибскан». «Сибскан» нашел у Иванова расческу и бумажник, специально одолженный ему губернатором Виктором Толоконским, так как своего у Иванова не оказалось. Застрял же первый вице-премьер у стенда с кирпичами, полученными из нанодисперсных керамических порошков. Там ему разъяснили, что кирпичи эти дешевле обычных и что наладить их производство несложно. Иванову понравилось.


В конце мая Сергей Иванов дал большую пресс-конференцию. Она продолжалась целых 2 часа 16 минут и включала в себя видеоперекличку с городами в прямом эфире, живо напомнившую «прямую линию» Путина с населением. Уже и так все указывало на Иванова, но его брифинг стал последней каплей: до всех дошло, что Путин списал Медведева и поставил на Иванова. Но Newsweek совершил рабочую поездку сначала с одним, а потом с другим преемником и пришел к выводу, что это оптический обман: оба они не такие, какими кажутся, а игра между ними далеко не закончена. Дело в том, что преемники придерживаются разной тактики, а Путин даже близко не подошел еще к решению своей основной проблемы: как уйти, чтобы остаться.

Перпендикулярные пути

Сначала в матче преемников вел Медведев. Он был выше Иванова по должности. К февралю на куратора нацпроектов уже дружно ставили чиновники и эксперты, а цифры соцопросов подтверждали то, что всем и так было почти очевидно: Медведев — второй человек в стране. И тут Путин перевел Иванова из Министерства обороны в Белый дом — еще одним первым вице-премьером, поручив ему промышленность и инновации в широком смысле. В российской политике, как в спорте, при ничейном счете реальный перевес у того, кто его сравнял. Картина перевернулась где-то в апреле, а к началу июня само собой окончательно созрело общее понимание, что Дмитрий Медведев, кажется, увы, не справился и настоящий преемник Путина — Сергей Иванов. Он лидер и фаворит. Но на самом деле все только начинается, почти хором утверждают собеседники Newsweek, в том числе и в окружении обоих преемников: так Путин закручивает интригу.


С точки зрения возможностей преемники с марта находятся практически в одинаковом положении. Разве что Иванов летает бортом Минобороны — чаще всего это крупный Ил-62, — а Медведеву «Газпром» обычно выделяет небольшой «Як». Оба первые вице. Обоим Путин прислал из Кремля помощников. Экспертное управление президентской администрации, которое раньше помогало только Медведеву, теперь работает на обоих. Ни у того, ни у другого нет предвыборного штаба как такового, разве что отдельные фигуры и ресурсы. «Газпром-медиа» и департамент нацпроектов — у Медведева. Правда, помощи от них никакой, признается источник, близкий к этим структурам. Еще Медведев возглавляет ассоциацию юристов, а мониторингом нацпроектов занимается РИО-центр, аналитический фонд при Мининформсвязи.


У Иванова в активе благотворительный спортивный фонд «Новое поколение» и поддержка мощного Союза машиностроителей во главе с председателем «Рособоронэкспорта» Сергеем Чемезовым. Правда, ряд источников утверждают, что Союз машиностроителей только формально в сфере влияния Иванова, а Чемезов ведет собственную игру.


Заместители пресс-секретаря Путина Алексея Громова — Дмитрий Песков и Наталья Тимакова ведут оргработу, соответственно, один для Иванова, другая — для Медведева. В марте в штат к Иванову тоже перешли бывшие сотрудники президентской пресс-службы рангом ниже, а сам Громов, по сведениям Newsweek, определяет эфирную политику в отношении обоих преемников — сколько кого из них показывать на ТВ. В неформальной гонке преемников это чуть ли не самое главное. По крайней мере, таково нынешнее понимание правил игры: если хочешь выиграть в глазах Путина — аккуратно наращивай рейтинг, а рейтинг на самом деле зависит только от объема информации в новостях. Так население угадывает преемника — кого больше показывают, тот и главный.


Сейчас у Иванова набегает примерно час премиального новостного телеэфира в месяц. Это очень много: полноценный телерепортаж в день. Оттого Иванов и в лидерах при равенстве возможностей и ресурсов: так Громов с санкции Путина выправляет ситуацию, полагает осведомленный чиновник. А со слов другого источника, Путин имел беседу с ними обоими вместе: убеждал их, что они работают на страну, а не на самих себя. С одной стороны, успокоил, с другой — напомнил на всякий случай, кто он и кто они.


Чем больше симметрии между занятыми преемниками позициями, тем заметней, что не только они друга на друга совсем не похожи, но и к одной и той же цели движутся перпендикулярными путями. Медведев строго держится порученных ему нацпроектов и вообще не говорит о политике. Будто бы ее нет. Иванов, когда его повысили, тоже сосредоточился на промышленности, но потом быстро расширил сферу своих интересов. Источник в его окружении поясняет, что и для России, и для Запада Иванов по-прежнему остается ведущим ньюсмейкером по внешней политике. Так сложилось. Не случайно же Кондолиза Райс, приезжая в Москву, ищет с Ивановым отдельной встречи. И не она одна.


Но дело не в одной внешней политике. Встречаясь с журналистами для подробных бесед во время своих поездок, Иванов подчеркивает: для него вообще нет запретных тем. Он готов обсуждать все: от нанотехнологий до маршей несогласных и от ледоколов до проблем с польским мясом или системы ПРО. Кроме него в России так разговаривает только Путин. «Медведев — менеджер, Иванов — представитель Путина», — объясняет политконсультант, знакомый с ними обоими. По его мнению, Путин разрешил высказываться и Медведеву, но тот осторожничает. К тому же нацпроекты людям понятнее инноваций, да и Медведев в нацпроектах уже разобрался: у него было больше времени. Иванов, поясняет близкий к нему чиновник, пока инспектирует свое новое хозяйство — в основном смотрит и слушает. Принимает дела и вживается в роль. Максимально публичным образом.

Про выборы не говорить

В Томске на заводе «Томзэл», где делают электроприводы для нефтепроводов, первый вице-премьер Сергей Иванов потушил пожар. Не настоящий, конечно, а в смоделированной нефтяной скважине — так называемом донном отложении. Иванов нажал на кнопку, раздался громкий хлопок, и через мгновение огромный пластиковый резервуар весь был заполнен пеной. Это было эффектно. Через полчаса студенты Томского промышленного колледжа при «Транснефти» докладывали первому вице-премьеру, как осуществлять доступ пены, в каком порядке закрывать узлы и отсекать задвижки. Летом у студентов практика, но по такому случаю они не смогли не прийти учиться. Будущий трубопроводчик — слушатель Ушаков продемонстрировал Иванову, как работает машина безогневой резки труб «Волжанка-2». Иванов признался, что такого еще никогда не видел, и отправился в студенческий бизнес-инкубатор «Дружба». Медведев в этом инкубаторе был в апреле по линии образовательного нацпроекта, и ему особенно понравились мини-роботы, играющие в футбол.


— Спасибо от имени наших селян за улучшение жизни на селе. В связи с национальными проектами жизнь начала налаживаться, — встречал первого вице-премьера Дмитрия Медведева у своих ворот фермер Сергей Ильин. Ферма — это большой деревенский дом с хозяйством. Медведеву Ильин показал лошадь, телят, свиней и кроликов. Медведев потрогал кролика.


— Здоровый какой. Сдаете или для себя?


— Перекупщики берут по 100 рублей кило, раньше райпотребстоловая брала, но вообще по кроликам жаловаться не буду, нормальная цена, — отвечал Ильин. Медведеву намек Ильина понятен: у фермеров претензии по свинине. Аграрный нацпроект позволил крестьянам купить скот, бой свиней вырос, но в городах дешевый импорт легко удовлетворяют растущий спрос. В результате свинина резко упала в цене, а фермерам нужно возвращать кредит.


— Кроликам обязательно надо популярность завоевывать. Серьезное у вас хозяйство, молодцы, — пока министру сельского хозяйства Алексею Гордееву передавали фотоаппарат, Медведев переместился в центр композиции для группового фото. — Вот ведь что можно сделать, если есть желание, силы и деньги.


— Главное, конечно, деньги, — уточнил Ильин.


— Ну, сейчас полегче стало, все-таки деревня пришла в движение. Так и запишем: фотографом был министр.


На выходе у ворот первого вице-премьера провожало все село. Крестьяне явно были рады большому начальнику, которого до того видели исключительно по ТВ, и просили его приезжать почаще. Кто-то даже пожелал ему успеха на выборах, но Медведев быстро сел в машину и вступать в диалог не стал.


В его окружении объясняют: Медведев не ведет предвыборную кампанию. Такая у него предвыборная стратегия. Иванов тоже слегка напрягается, когда ему задают дежурный вопрос о планах, но все равно держится гораздо свободнее. Иногда, приветствуя, машет рукой зевакам, чего раньше не делал. И демонстрирует фантастическую активность. Медведев сейчас покидает Москву в среднем не чаще, чем раз в неделю. У Иванова в июне 16 дней командировок. Аппарат Белого дома не успевает их оформлять.


Иванов это решил сам: это его инициатива — везде побывать и как можно больше увидеть. Первого вице-премьера отговаривали и предупреждали, что положение на томской Технико-внедренческой зоне (ТВЗ) среднее: как год назад зарегистрировали единственного резидента — «Сибур», — так он там в гордом одиночестве и сидит. Хвастать нечем. Но Иванов на ТВЗ все-таки завернул. «Решил проверить, — рассказывал он потом журналистам, — я тоже был резидентом. Но у нас было положено, чтобы резидент был всегда один. А здесь их много должно быть!»


Чем мягче стремится выглядеть Иванов, тем жестче ставит себя Медведев. Видимо, с ними это происходит само собой. Проблемы со свининой действительно серьезные, не жилье, конечно, но все-таки, и Медведев на совещании — жанр совещаний он уже отточил до блеска — чуть не стучит кулаком по столу: «Такую дрянь везут и в таких количествах! Мы вложили в деревню средства, каких она никогда не видела. А результаты пойдут псу под хвост!» В том смысле, что хотя бы надо перекрыть контрабандный поток свинины. После разговора у Михаила Фрадкова таможенники сказали — сделают, хотя и не очень понятно, как этого добиться.


Иванов на совещании опять-таки больше слушает, чем управляет им, предоставляя министру образования Андрею Фурсенко самому спорить с академиками об их праве вести коммерцию. Неформальные встречи Медведеву даются пока с трудом, да и шутит он, в общем, натужно. Иванов рассказывает смешные анекдоты, общается с удовольствием и легко держит аудиторию. В правительстве Медведева называют снобом, в Иванове же отмечают скромность и вежливость.

Слабые и зависимые

Про Медведева принято думать, что он слабый и «либерал», про Иванова — что он жесткий и «силовик». Что Медведев современный, а Иванов немного из прошлого. Это общее мнение. Рейтинги их сравнялись, но за Медведева чуть охотнее голосовала бы молодежь, за Иванова же — люди в возрасте, фиксирует Центр Левады. От Иванова чуть выше ожидания диктатуры, от Медведева — беспорядка или анархии. Причем и тот и другой, по мнению большинства, продолжат дело Путина — другими словами, оба считаются лояльными в равной степени. А то, как Путин поделил между ними сферы ответственности, придает этому контрасту двойной объем: на Медведеве школы, больницы, жилье, продукты — реальная окружающая людей жизнь; на Иванове груз для подавляющего большинства не менее важный — все то, с чем ассоциируется мощь России.


Но сторонникам Иванова Путин нравится все же больше, чем сторонникам Медведева. Видимо, потому, что Иванов копирует Путина, действует в президентском формате, соглашаются наблюдатели, будь то двухчасовой брифинг, встречи с «Нашими» или с Райс. Он ведет себя как дублер Путина, и нельзя исключать, что это его тактическая ошибка, говорит политолог Станислав Белковский: «Что можно Юпитеру, не всегда разрешено быку». Перескочить так же легко, как и недопрыгнуть. Тем более что раз интригу поменяли однажды, она легко может измениться и снова, и кто удивится, если к осени пропаганда нацпроектов и их куратора выйдет на новый уровень? Или Путин вдруг придумает для Медведева что-нибудь еще. Осенью, сверив рейтинги, полагает близкий к Кремлю источник, президент будет принимать решение — с таким расчетом, чтобы, главное, не пострадал его собственный общественный авторитет.


Мощная силовая группировка, возглавляемая президентским помощником Игорем Сечиным, в конце концов поставит на одного из преемников, и скорее это будет Медведев, чем Иванов, полагает близкий к Кремлю источник. Считается, что Медведев слабее — значит, с ним легче договориться; к тому же Иванов вряд ли простит им дело рядового Сычева, которое раскручивала ему во вред близкая к силовикам военная прокуратура. Про перспективы кандидата Иванова источник в его окружении говорит: «Это президент без команды».


У Иванова в Кремле, кроме Путина, нет союзников. Он один. «Оба преемника слабые и зависимые, — говорит Николай Петров из Центра Карнеги, — оба как надутые воздушные шарики и не имеют реальных рычагов в руках». При преемнике Иванове Путин, вероятно, рассчитывает сам управлять страной. Медведев лучше ориентируется в экономике и в бюрократическом процессе, хотя тоже, по выражению Белковского, «не показал себя лидером бюрократии». Оба, как говорят, даже умудряются сохранять между собой хорошие отношения: не так давно Иванова видели с подаренной ему Медведевым раритетной книгой о коррупции в дореволюционной России.


Главное, чтобы не появился кто-нибудь третий, говорит кремлевский источник, ведь тогда президентский институт будет девальвирован. Сумятица — от раннего старта, полагает информированный политконсультант: в нынешней игре позади уже несколько раундов, а ведь сам Путин восемь лет назад начал вживаться в роль преемника только в августе, чуть больше чем за полгода до выборов. Пока ясно одно: хоть Иванов, по общему мнению, на пару корпусов впереди Медведева, оба не похожи на полноценных кандидатов — скорее, они дополняют друг друга, наращивая популярность, формируют коллективный образ преемника.


А раз так, появится кто-то третий, заключают элиты, ведь не может же Путин не перестраховаться и не удивить всех. Не может же все быть так просто — Иванов или Медведев. Так называемый второй эшелон преемников раз в две недели уплотняется очередным кандидатом.


Но проблема, конечно, не в Иванове и не в Медведеве, пусть даже одному из них недостает компетентности, а другому — уверенности в себе. Проблема в Путине. В том, что у него в голове нет картины его собственного будущего, полагает кремлевский источник, — что он будет делать утром, днем, вечером: «Этот пазл нужно еще достроить». Отсюда эти последние полунамеки Путина: то ли он поправит Конституцию, то ли возьмет и посадит в Кремль какого-нибудь губернатора. Забег все напряженнее, повороты все круче, темп растет, а решения как не было, так и нет; и пока даже нет признаков, что оно появится. Преемники Сергей Иванов и Дмитрий Медведев выходят на новый круг.


Михаил Фишман
Русский Newsweek
11-17 июня 2007 г. N 24 (149)


 

Медиалогия – мониторинг СМИ и медиа анализ в режиме реального времени. Карта сайта
© Медиалогия, 2003-2016 | 127018, Москва, ул. Складочная, д. 3, стр. 1 | +7 (495) 780-90-40 | info@mlg.ru

 

Privacy Policy

       Rambler's Top100